В пользу Макрона были применены «черные технологии»

«Ни у одного человека на Земле нет сомнений, что во втором туре Эммануэль Макрон станет президентом Франции», заявляют и французские, и российские политологи. Они объясняют, почему Марин Ле Пен не сможет собрать во втором туре более чем сорок процентов голосов и какой политики, в том числе по отношению к России, можно будет ожидать от нового французского лидера.

После победы в первом туре президентских выборов во Франции экс-министра экономики Эммануэля Макрона европейские СМИ и блогосфера наполнились прогнозами на следующий тур. Но, похоже, в качестве главного «прогнозиста» выступил спикер Европарламента Антонио Таяни. В понедельник он предсказал, что лидер партии «Национальный фронт» Марин Ле Пен, также вышедшая во второй тур, не сможет одержать победу.

Победу Макрона вряд ли можно назвать чистой и не обошедшейся без внешнего давления, полагает директор Международного института новейших государств Алексей Мартынов, следивший за выборами с места событий.

Использование информационного давления

В ходе голосования «в пользу проекта власти — Эммануэля Макрона — были применены такие давно забытые у нас „черные технологии“, как вбросы в информпространство результатов экзитполов», отметил эксперт, следивший за выборами в течение дня голосования. «Через бельгийские СМИ был слив экзитполов, мгновенно распространенный во французском сегменте интернета и попавший во французские и глобальные СМИ… Вбросы должны были подтвердить, что Макрон побеждает», — указал эксперт в беседе с газетой ВЗГЛЯД. При подсчете первой половины бюллетеней лидер «Национального фронта» Марин Ле Пен действительно опережала всех кандидатов, однако в итоге уступила Макрону, набрав 21,53% против 23,75% Макрона.

Поскольку разница в голосах у всех кандидатов была крайне небольшая (экс-премьер Франсуа Фийон набрал 19,91%, а лидер левого движения «Непокорившаяся Франция» Жан-Люк Меланшон — 19,64%), Макрону за счет разного рода политтехнологических манипуляций удалось подтянуть необходимые 1,5–2%, считает Мартынов. «Когда имеют место такие зазоры, решают такие факторы, как административный ресурс и информационные вбросы», — подчеркнул эксперт.

«Утрамбовка» нужных результатов голосования в головах французских обывателей" началась сразу, как только закрылись участки, подчеркнул Мартынов. «Было посчитано два—три процента бюллетеней, как сообщили, что лидирует Макрон. Когда обработали процентов тридцать, выступил Фийон и заявил: „Я признаю, что проиграл“ (однако все еще могло измениться). И тут же Фийон призвал голосовать за Макрона, поскольку Ле Пен — экстремистка и т. д.». Митинги несогласных быстро разогнала полиция с помощью слезоточивого газа и резиновых дубинок. Средства оправдали цель, и Макрон стал победителем в первом туре — после чего его шансы на победу серьезно увеличились.

Победа Макрона представляется ожидаемой

Общие ожидания сводятся к тому, что во втором туре победит Макрон, отмечает французский публицист и общественный деятель Дмитрий Кошко. Все крупные системные политики, в том числе участвовавшие в выборах (кроме Жан-Люка Меланшона и лидера партии «Вставай, Франция» Николя Дюпон-Эньяна), призвали голосовать за Макрона, заметил Кошко в беседе с газетой ВЗГЛЯД. С такими призывами выступили Франсуа Фийон и кандидат от ныне правящих социалистов Бенуа Амон.

«Часть людей, которые голосовали за Фийона или Меланшона, будут голосовать за Ле Пен. Но маловероятно, что она может сейчас собрать большинство», — предположил в беседе с газетой ВЗГЛЯД французский эксперт Кристоф Баго.

«Ни у одного человека на Земле нет сомнений, что во втором туре Эммануэль Макрон станет президентом Франции», — подчеркнул в комментарии газете ВЗГЛЯД доктор политических наук, академик РАН Юрий Пивоваров. По его мнению, Ле Пен, возможно, поднимет планку и наберет до 40% голосов, но в итоге все-таки проиграет.

Схожий прогноз дает и ведущий научный сотрудник Института Европы РАН Сергей Федоров. «Во втором туре шансы Марин Ле Пен на победу крайне низки», — сказал эксперт газете ВЗГЛЯД. По мнению Федорова, все, кто голосовал за не прошедших кандидатов, будут голосовать против Ле Пен. «Это значительная часть поддерживающих Франсуа Фийона, социалистов и крайне левых. Это обеспечит Эммануэлю Макрону уверенную победу в соотношении 60% к 40%», — прогнозирует Федоров.

Юрий Пивоваров сравнивает нынешнюю ситуацию с выборами 2002 года, когда Жан-Мари Ле Пен (отец Марин) вышел во второй тур и проиграл тогдашнему президенту Жаку Шираку. За Ширака голосовали не только его сторонники, но и "все, кто против, как принято говорить, «крайне правого радикального «Национального фронта». Эксперты сходятся во мнении: победе Марин Ле Пен во втором туре будет препятствовать неоднозначный имидж ее партии, «Национального фронта», доставшийся в наследство от отца Марин и основателя партии, правого радикала Жан-Мари Ле Пена.

Против Ле Пен могут сыграть «отцовское наследие» и страхи горожан

Кристоф Баго, по своей основной специальности — психолог и психотерапевт, специалист по лечению стрессов — рассказывает: один из его пациентов, который несколько лет назад был активистом «Национального фронта», партии Марин Ле Пен, жаловался на трудности с трудоустройством. «И это только потому, что люди открывали интернет и видели — этот человек когда-то состоял в партии Ле Пен», — замечает доктор Баго. Случай этого человека весьма распространен, подчеркивает собеседник. «Национальный фронт» по-прежнему пользуется неоднозначной репутацией. «Марин Ле Пен хоть и обновила имидж партии, но люди не забыли об этом, — указал Баго. — До сих пор во Франции если хотят голосовать за Ле Пен, то не будут говорить об этом, это стыдно».

Значительная часть электората Ле Пен — жители провинции, «которые хотят показать, что недовольны системой», и прибегают к протестному голосованию, полагает собеседник. Но этого электората недостаточно для победы. «Ядерный электорат Ле Пен — около 20%, не растет. Многих неопределившихся отпугивает ее повестка, кажущаяся радикальной», — отмечает Алексей Мартынов. По данным социологов, чуть ли не 60% французов относятся с настороженностью к «Национальному фронту», полагая, что это «партия националистов, экстремистов», которых нужно опасаться.
«Во Франции все решают крупные города, — указывает Юрий Пивоваров. — В Париже Марин Ле Пен получила около 5% — это вообще ничто, если она получает в стране больше 20%».

«Наблюдается сильное предубеждение против Ле Пен, — отмечает Кристоф Баго. — Возможно, в следующий раз она могла бы стать президентом, если будет много проблем во Франции, если Макрон наделает кучу ошибок. Но сейчас еще рано», — подчеркнул Баго. По его словам, нынешнее французское общество к победе Ле Пен не готово.

В свою очередь Эммануэль Макрон преподносит себя в качестве объединяющей фигуры, «он подает себя как центриста». «Он говорит что-то одно, потом что-то обратное, пытаясь таким образом угодить всем, в то время как кандидатура Марин Ле Пен для многих выглядит опасной», — полагает Кристоф Баго.

Нынешнее «окружение Эммануэля Макрона очень разношерстно: от бывшего коммуниста Робера Ю до крайних ультралибералов», замечает Кошко. «К нему примкнуло много проходимцев, рассчитывающих получить место у кормушки. Придется кого-то обидеть, кого-то обойти вниманием». Учитывая поддержку, оказанную Макрону крупным бизнесом, недовольных может быть довольно много, считает собеседник.

Более-менее просматриваются приоритеты во внешней политике, которую может вести Макрон. Во-первых, никакого выхода Франции из ЕС не предвидится (как обещала Ле Пен и Жан-Люк Меланшон), прогнозирует Юрий Пивоваров.

Вряд ли президент Макрон будет вести активную политику на уровне Евросоюза, соглашается Дмитрий Кошко. Здесь будет задавать тон Ангела Меркель, предполагает Кошко. «Диктовать будет Вашингтон. Американцы причислили Макрона к Young Leaders (так называется программа Французско-американского фонда, где выступал с лекциями и Франсуа Олланд)», — напомнил собеседник.

По отношению к России у Макрона, скорее всего, нет сложившейся позиции, подчеркивает Кошко. «Но вокруг него собрались ярые русофобы, и это не следует забывать», — отмечает собеседник. России будет сложно договориться с Макроном, считает Пивоваров. «Фийон, в отличие от Макрона, был бы гораздо более договороспособен», — полагает эксперт.

Источник: www.vz.ru